Круглосуточная поддержка
+7 (495) 641-25-04 +7 (495) 641-25-04
Заказать звонок

Правила конвертации

Правила конвертации 02.09.2008

Сегодня каждый второй тендер, организуемый госструктурами, не обходится без нарушений. Что делать? Нужны новые законы и новая психология — как «дающим» предпринимателям, так и «берущим» чиновникам.

pravila_konvertatsii.jpg

Недавно в Московской области вспыхнул очередной коррупционный скандал, связанный с продажей госимущества. На реализацию было выставлено несколько десятков гектаров лесных угодий на Рублевке, реальная стоимость которых составляет несколько миллиардов долларов. Вот только никакие миллиарды в бюджет не попали: земли были проданы по заниженным ценам. Буквально за копейки. Наделы продавались с открытого аукциона, в котором, по идее, мог принять участие любой желающий, имеющий достаточно средств для внесения залога. Но вот беда, прием заявок на участие в конкурсе осуществлялся в течение всего одного дня, так что большую часть желающих попросту не допустили к торгам.

Судя по всему, организаторы надеялись замять результаты торгов и не допустить широкой огласки в СМИ. Однако ставки для проигравших были слишком велики. Компании, которым было указано на дверь, подали множество исков и привлекли внимание прессы к итогам аукциона. Как рассказывал «Бизнес-журналу» руководитель одной из компаний-претендентов, его фирма готова была приобрести эти земли за куда большие деньги, но у него попросту отказались принимать заявку. Проигравшие, естественно, постарались оспорить результаты. Первые судебные вердикты удовлетворили требования заявителей и блокировали результаты конкурса. Однако суды высшей инстанции отменили эти решения. Разбирательства продолжаются, но шансов на пересмотр итогов аукциона остается все меньше.

Подобные ситуации в России не редкость. В аукционах упорно побеждают компании, представители которых сумели «договориться» с организаторами. Результат: деньги налогоплательщиков идут на закупки товаров и услуг по завышенным ценам, а бюджет недополучает огромные средства.

По оценке председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, уровень коррупции при проведении тендеров по закупке или распределению госзаказа составляет около 40%. Иными словами, практически в каждом втором конкурсе присутствует коррупционная составляющая.

В такой мутной воде компаниям, предпочитающим игру на открытом рынке, трудно конкурировать с аффилированными поставщиками или покупателями. И все-таки побороться за победу в тендерах можно.

Мы не одни

Государство — выгодный партнер. Желающих стать «поставщиками двора» с каждым годом становится все больше. Объем рынка госзакупок превышает 10 трлн рублей в год (410 млрд долларов), а единовременно на сайтах госорганов размещается заказов на 500–600 млрд рублей. Разве что приобрести на аукционе госсобственность непросто. Коррупция, знаете ли.

— Система госзакупок в нашей стране изначально формировалась как коррупционный рынок. Это посыл из советского прошлого, — разводит руками Кирилл Кабанов. — Но системный характер все это приобрело в 90-е годы.

С развитием частного бизнеса лиц, заинтересованных в нарушении законодательства с целью получения победы в тендере, стало намного больше. А чиновники быстро сообразили: за экономию бюджетных средств можно получить благодарность да пять копеек в виде премии к окладу. А от компаний, любой ценой желающих получить выгодный заказ, — миллионы.

В попытке победить зло в 2006 году был принят закон № 94-ФЗ «О размещении госзаказа», который в течение еще полутора лет редактировался и переписывался.

Эксперты признают: после вступления в силу этого документа «топорных» схем по проталкиванию аффилированных поставщиков и отсеву неугодных стало меньше. «Сегодня уже никто не закупает простые стулья по цене кресел работы мастера Гамбса, — смеется Андрей Цариковский, заместитель руководителя ФАС. — Но мелкие нарушения будут всегда».

— Система госзакупок — одна из самых коррупционно емких отраслей во всем мире, — уверен директор Института госзакупок РАГС Андрей Храмкин. — Разве что на Западе если воруют, то по-крупному, не связываясь с мелочовкой. Схемы, используемые за рубежом, куда более профессиональны и полностью соответствуют законодательству. Да, все понимают: конкурс был проведен в интересах конкретной компании. Но придраться не к чему. Впрочем, такие схемы уже встречаются и в России. Но в основной массе мы к этому только идем.

Чтите кодекс!

До принятия 94-ФЗ в системе госзакупок творилась полнейшая вакханалия, а самой популярной технологией оказывалось протаскивание «своих» поставщиков с одновременным отсевом всех прочих. Cотрудники конкурсной комиссии вводили особые квалификационные требования для участников конкурсов или же манипулировали «весом» тех или иных характеристик. Нередки были ситуации, когда максимальная роль (чуть ли не 50%) присваивалась не цене или качеству продукции, а ... цвету изделий. Естественно, по результатам вскрытия конвертов побеждал тот, кто чудом «угадывал» правильный колер.

С принятием поправок в 94-ФЗ от большей части таких нарушений удалось избавиться. Зато появились другие.

Прежде всего чиновники, проводящие конкурс, стараются ограничить доступ к информации о торгах. Чем меньше лиц о них узнает, тем меньше проблем с проведением своих поставщиков. Для этого информация о конкурсе размещается, мягко говоря, не совсем там, где полагается, говорит заместитель генерального директора Института конкурсных технологий Георгий Сухадольский.

«Мы уже столько этих „боевых листков“ видели, — говорит Андрей Цариковский. — Печатается некая газетенка тиражом в тысячу экземпляров, в ней размещается объявление о конкурсе, а потом бґольшая часть экземпляров отправляется в печку, а три—пять штук остаются для предъявления проверяющим».

Выходом из ситуации могла бы стать публикация информации обо всех конкурсах в Интернете на единой информационной площадке. Что же, власти обещают ввести нечто подобное к 2010 году. Если эта норма будет принята, утаить информацию о торгах станет сложнее.

Если «спрятать» информацию о конкурсе не удалось, в ход идут запасные инструменты. Так, в конкурсную документацию могут быть включены требования предоставить весьма экзотические, собрать которые в отведенный срок практически невозможно.

— Выявить такие документы очень просто, — утверждает руководитель тендерного отдела компании Softline Виктор Машиннов. — Они характеризуются полной бесполезностью для подтверждения деловой репутации участника конкурса и длительным (как правило, более двух недель) сроком получения в соответствующих госорганах или коммерческих структурах.

Генеральный директор компании «Комус» Сергей Бобриков вспоминает, как на одном из конкурсов от участников требовалось получить сертификаты на бумагу: «Согласно существующим нормативам, сертификация этого вида продукции не является обязательной. Понятно, что условия конкурса были явно написаны под конкретную фирму, которая к тому моменту сертифицировала бумагу в добровольном порядке».

— В 99% случаев включение в конкурсную документацию таких «лишних» документов незаконно и свидетельствует о том, что документация формируется под конкретного заказчика. И это вполне можно оспорить: простор для манипуляций до сих пор существует. Нередко в конкурсной документации фиксируются заведомо нереальные сроки поставки товара. Были прецеденты, когда от участников торгов требовали поставить товар в двухнедельный срок, хотя только на доставку продукции из-за рубежа потребовалось бы минимум два месяца. Естественно, побеждала компания, заранее знавшая об условиях конкурса. Формально доказать факт нарушения в таких случаях очень сложно, — сетует Андрей Цариковский (ФАС). — Организаторы конкурса всегда могут заявить, что жесткие сроки поставки вызваны насущной необходимостью. Кто же виноват, что за столь короткое время выполнить заданные условия смогла лишь одна компания!

Александр Ермоленко, руководитель корпоративной практики «ФБК-Право», подтверждает: зачастую члены конкурсной комиссии заранее консультируют «своих» поставщиков о том, как правильно составить заявку и какую цену указать, чтобы одержать победу. Доказать факт такого сговора невозможно. Теоретически «прийти и поговорить» могли и другие участники. Не захотели? Сами виноваты.

Популярна и техника «выдавливания» почти всех претендентов из состава участников. По закону аукцион может быть признан состоявшимся, даже если в итоге в нем примет участие только одна компания. Конкурсной комиссией может быть признана «уникальность» поставщика, и контракт достанется именно ему. Правда, ФАС и другие органы все внимательнее следят за такими прецедентами.

Выявить формальные нарушения удается, разумеется, далеко не всегда. В активе «схемотехников» достаточно способов отказать претенденту на участие в конкурсе. Ведь отсеять участника можно лишь на том основании, что печать компании и подписи гендиректора проставлены не на каждой странице заявки. Другой фокус — указание вместо наименования товара конкретного брэнда, который представляет один из участников. Практика незаконная, но... распространенная.

Кирилл Кузнецов («Тендеры.ру») отмечает: после введения аукционной системы основные нарушения допускаются либо в самом начале (на этапе подготовки техзадания), либо в самом конце торгов, когда происходит фактическая приемка товара или услуги.

Взятки? Чаще всего. Впрочем, далеко не всегда победители отягощают карманы чиновников «премией».

— Среди заказчиков немало тех, кто проводит «своего» поставщика не потому, что тот заплатил деньги, а в силу того, что чиновник ему доверяет и уверен в его надежности, соблюдении качества и сроков поставок, — напоминает Кирилл Кузнецов. — В таких случаях другим поставщикам крайне трудно что-либо сделать.

К тому же, по словам Андрея Цариковского, компания, которая уже давно сотрудничает с ведомством, имеет вполне легальную фору в 10–15% перед новичками, поскольку ее руководители хорошо знают все требования и тонкости работы.

Впрочем, как замечает генеральный директор «Ронова Клининг» Маргарита Авдеева, даже если компания работает с госзаказами несколько лет подряд, каждый год, так или иначе, принимая участие в очередном тендере или аукционе, она рискует не стать победителем и потерять очень крупного заказчика. Тем более что после того, как на законодательном уровне были существенно ограничены возможности закупщиков устанавливать специфические требования к квалификации и опыту работы, новичкам победить на торгах стало несколько проще.

Небезгрешны и предприниматели. По словам Кирилла Кузнецова, чиновники нарушают законы чаще, поскольку имеют большие ресурсы, но на самом деле все друг друга стоят: если бы взятки не предлагали, то их бы и не брали. Самое частое нарушение со стороны бизнеса — сговор поставщиков накануне аукциона. Компании, участвующие в конкурсе, попросту договариваются либо выставить продукцию по завышенной цене, либо сделать максимум один—два шага на аукционе и получить заказ, не снижая цену, а вырученные таким образом средства «распилить». В таком случае уже неважно, кто станет победителем. Сегодня выиграл один поставщик, завтра — другой.

Наконец, по словам Андрея Храмкина (Институт госзакупок РАГС), в последнее время участились случаи так называемого «конкурсного рейдерства». Суть явления: крупная компания, желающая заполучить лакомый заказ, но не успевающая подготовиться к торгам, нанимает «ходоков», которые пристально изучают конкурсную документацию, находят самые незначительные нарушения в ней и принимаются писать жалобы, всеми силами пытаясь передвинуть сроки проведения конкурса. Аналогичная практика применяется в случаях, когда поставщик пытается «надавить» на заказчика, навязывая ему свои услуги или добиваясь гарантий своей победы в очередном конкурсе.

Обрящут ли ищущие?

Опытные тендерные бойцы знают: внимательно изучив документацию, легко понять, заказной конкурс или нет. Тем более, подчеркивает Александр Ермоленко («ФБК-Право»), что на рынке давно появились лоббисты, которые четко знают, какой конкурс действительно открытый, а какой готовится под конкретного поставщика. Информацию об этом они получают от самих членов конкурсных комиссий.

Но что делать в таких условиях бизнесу? Специалисты уверены: добиться победы или же оспорить результаты неправедного конкурса можно. Все зависит от того, готов ли бизнесмен идти на конфликт и портить отношения с заказчиками.

Кирилл Кабанов считает, что оставшимся за бортом бизнесменам следует объединяться и вместе отстаивать свои права, подавая жалобы и оспаривая результаты в суде. При этом все участники рынка сходятся во мнении: жаловаться лучше всего немедленно, не дожидаясь результатов конкурса.

До недавних пор госслужащие старались заключить контракт с победителем торгов сразу же после оглашения результатов. Но теперь проигравшим дается десять дней на обжалование. И этой возможностью следует пользоваться.

«Теперь чиновники действуют очень хитро, — предупреждает Кабанов. — На первом этапе они отсеивают лишь часть неугодных претендентов, а остальные надеются, что проскочат, но потом отцепляют и их. Поэтому бороться надо начинать сразу же и вместе!»

Александра Васюхнова, юрист компании «Вегас Лекс», также считает, что компании следует создавать себе определенную репутацию — оспаривать итоги торгов, подавать жалобы и т. п.: «В таком случае заказчик может отказаться от нарушений, чтобы не связываться со скандальной компанией».

Впрочем, ввязываясь в судебную тяжбу, нужно иметь в виду: теоретически добиться справедливости можно, но такая победа способна принести лишь моральное удовлетворение. Добившись правды один раз, компания рискует навсегда лишиться возможности получения поблажек в других конкурсах. Кроме того, с такого игрока будет повышенный спрос, а любое, даже мелкое, нарушение условий договора станет жестко караться — вплоть до расторжения через суд.

В случае обнаружения нарушений при подготовке тендерной документации эксперты единодушно советуют направлять официальные запросы в конкурсную комиссию, требуя разъяснений. По закону, на такой запрос чиновники обязаны ответить. Если же даже после таких писем и указаний на нарушения условия конкурса не меняются, наступает пора писать жалобы в ФАС.

По данным пресс-службы ведомства, в 2007 году в ФАС поступило 9 955 жалоб, из которых после рассмотрения по существу было удовлетворено 58%. За первое полугодие 2008 года пожаловаться в ФАС предприниматели успели 6 481 раз (удовлетворено 53%).

Неужели предпринимателям так часто удается оспорить неправомерные действия чиновников? Не факт. Как отмечает Кирилл Кузнецов, даже в случае признания правомочности жалобы с большой вероятностью можно утверждать, что компания контракт не получит: «Максимум, на что можно рассчитывать, это заставить организатора провести конкурс заново или устранить нарушения. А будет ли тот же чиновник в следующий раз делать все по правилам — неизвестно». Да и в ФАС признают, что жалобы в центральный аппарат ведомства выигрываются куда чаще, чем в региональные управления.

По словам Андрея Цариковского, ФАС проверяет организаторов торгов тремя путями. Это проверки по результатам рассмотрения жалоб бизнесменов, внеплановые и плановые проверки. Причем обычно по результатам жалобы проводится дополнительная внеплановая проверка, в ходе которой оцениваются не только непосредственно спорные аспекты, но и аналогичные случаи. При этом ведомство выносит решения не по существу, а по форме. Проще говоря, если были допущены процедурные нарушения, ФАС может отменить результаты торгов или заставить организатора устранить нарушения. Если же с точки зрения процедур придраться не к чему, однако цена или иные аспекты сделки вызывают сомнения, то ФАС передает такое дело в Счетную палату или прокуратуру, которые и занимаются подобными нарушениями. Если же поданная в ФАС жалоба осталась неудовлетворенной, тогда предпринимателю прямая дорога в арбитражный суд.

Впрочем, победить можно... и без жалоб. Александра Васюхнова уверена, что залог успеха даже на «заказном» конкурсе — строгое следование всем формальным требованиям чиновников: «Сказано, что печати должны быть на каждой странице, — сделайте. Требуют какую-то „экзотическую“ справку — принесите. И если все формальности соблюдены, то чиновникам будет очень затруднительно без нарушений закона избавиться от такого претендента».

— Законодательство по тендерам таково, что значение в государственных конкурсах имеют только формальные признаки (правильно оформленная заявка, полный пакет документов, которые требуются для участия) и цена, — соглашается Сергей Бобриков («Комус»). — И даже в случае нечестного тендера, если вы подали всю необходимую документацию и ваше предложение интересно по ценовой политике, госструктурам очень сложно его отклонить.

Таким образом, можно обойтись без взяток. Да, сложно, хлопотно и рискованно. Но возможно. Другое дело, что многие бизнесмены сами еще не готовы создавать прецеденты и вступать в борьбу, предпочитая банальный подкуп. И пока эта ситуация не изменится, построить цивилизованную систему госзакупок будет предельно сложно.

— Хорошее законодательство может только подтолкнуть формирование цивилизованного рынка, — полагает Георгий Сухадольцев. — Для полной победы необходимо менять психологию всех участников этой системы. Важна ее массовость. Пока поставщики убеждены, что все чиновники воруют, и им надо давать взятки, а чиновники только ради получения этих взяток и приходят на работу, изменить что-либо в системе крайне сложно. Надо менять подход и прививать определенную культуру деловых отношений. Все это рано или поздно произойдет в России, но чтобы это случилось быстрее, нужна воля обеих сторон и постоянное создание прецедентов.

Остается только понять, готов ли к этому бизнес.

Проверка на честность

Как выявить «заказной» тендер?

Объявление конкурса: публикация информации о торгах в малотиражных и недоступных изданиях, попытка скрыть сам факт конкурса.

Этап подачи заявок: завышенные требования к поставщикам, нереальные сроки исполнения контракта, наличие в конкурсной документации «экзотических», трудно доставаемых документов.

Рассмотрение заявок: отсев большинства претендентов по формальным, надуманным критериям.

Оглашение результатов: победа никому не известной компании-однодневки, не имеющей опыта работы, завышенная или заниженная цена, выбор явно худшего предложения из принятых заявок по каким-то непонятным критериям.

Антон Белых,
«Бизнес-журнал», № 16 от 02 сентября 2008 г.


Форма предварительной заявки на услугу уборки
Отправить заявку

Нажимая на кнопку "Отправить", Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.