Круглосуточная поддержка
+7 (495) 641 25 04 +7 (495) 641 25 04
Заказать звонок

Миллионы в половой тряпке

Миллионы в половой тряпке 04.08.2009

Владельцы компании «Ронова Клининг» создали успешный бизнес фактически на пустом месте, и сегодня они уверены, что уже никто не сможет потеснить их на рынке.

Вряд ли амбициозному человеку пришло бы в голову зарабатывать мытьем полов. А вот организовать сервисную компанию, специализирующуюся на уборке помещений, — уже другой разговор. Однако в начале 1990-х мало кто мог рассчитывать, что подобная структура разрастется до федеральной сети с миллионными оборотами. Основатели «Ронова Клининг» Маргарита Авдеева и ее муж предприниматель ливанского происхождения Эль-Хури Нидал-Мусса были одними из тех немногих. Сегодня г-жа Авдеева оценивает стоимость своей компании в 30 млн долларов. И утверждает, что только серьезные вложения позволят новому игроку «подвинуть» их на рынке. Но конкуренты также не жалуются: ежегодно клининговые компании удваивают обороты. Расти более быстрыми темпами «Ронове Клининг», как и многим другим, мешает тот самый семейный подход к ведению бизнеса, который в трудные времена помог им удержаться на плаву.

Кровное дело

«Тогда многие стремились найти новую нишу. Моя мама работала в сфере обслуживания, в химчистке, бытовые услуги в целом очень динамично развивались, мы и выбрали уборку помещений», — объяснила «РБК» гендиректор компании «Ронова Клининг» Маргарита Авдеева. В 1994 году, когда была основана «Ронова», в Москве существовало всего несколько подобных предприятий. И о конкуренции как таковой никто даже не думал. Вложив около 5 тыс. долларов, владельцы «Роновы» получили зарегистрированную компанию, офис и минимальный набор необходимого профессионального оборудования. В штате насчитывалось всего три человека: сами супруги-основатели и один наемный служащий. Первые полтора года, по словам г-жи Авдеевой, семейное предприятие доходов практически не приносило. Держались на разовых заказах: мыли окна, убирали квартиры за 100-200 долларов. Клиентов находили с помощью объявлений, что-то подсказывал поставщик моющих средств. «Сидели, ждали звонков, сами обзванивали компании, — вспоминает Маргарита Авдеева. — Только врожденная тяга к предпринимательству не дала бросить начатое. По-моему, мало кто, начав собственное дело, сможет оставить его и пойти работать наемным служащим». Бывало, что и руководителям случалось «выходить на дело»: например, однажды двое сотрудников просто ушли с объекта, сделав лишь половину работы. Так начинало большинство крупных предприятий по уборке помещений, в том числе и группа компаний Facilicom, клининговое направление которой работает под маркой «Чистый свет». Председатель совета директоров Facilicom Эдуард Апсит сообщил «РБК», что практически все клининговые компании, созданные в начале 90-х, до сих пор управляются собственниками и часто являются семейными предприятиями. Путевку в жизнь маленьким фирмам давал крупный клиент, который появлялся благодаря удачному стечению обстоятельств. «Ронове Клининг» повезло в 1995 году: удалось «заполучить» постоянный контракт с компанией Reebok на уборку офиса площадью 1 тыс. кв. м, что позволило комплектовать штат и спокойно себя чувствовать, поскольку принесло стабильные деньги. Деньги — к деньгам. После того как в 1996-м был заключен договор с ЮКОСом, «Ронова Клининг» превратилась в большое предприятие, в котором числилось уже 150 человек.

Маршалы лестничных маршей

Сегодня в «Ронове Клининг» — около 10 тыс. сотрудников. Примерно столько же лишь у ее главного конкурента — «Чистого света». Между тем желающих заняться уборкой помещений великое множество: только в Москве порядка 500 официально зарегистрированных компаний. Но сравняться с парочкой лидеров для подавляющего большинства — задача уже практически невыполнимая. «Очень сложно определить третьего игрока на нашем рынке, так как ни одно предприятие и близко не подходит к нам по обороту и численности персонала. На тендерах, устраиваемых крупными компаниями, мы в 90% случаев сталкиваемся с „Чистым светом“. И помимо него еще заметны, по крайней мере, в Москве, не более пяти», — замечает г-жа Авдеева. Столь непререкаемые позиции завоевывались постепенно. Один солидный клиент привлекал другого. Фирмы по уборке помещений не отличаются большой рекламной активностью, так как лучший промоушен для них — «сарафанное радио». «Мы выбираем клининговую компанию для своих объектов по очень простым показателям: масштаб работы, известность на рынке и рекомендации, ну и, конечно, стоимость услуг имеет значение», — не скрывает генеральный управляющий компании «Бекар» Елена Афиногенова. Несомненно, свою роль в достижении «Роновой Клининг» таких результатов сыграла и ее специализация. Гендиректор основанной еще в 1991 году клининговой компании «Примекс» Юрий Рябичев считает, что ей, как и «Чистому свету», помогло стать первой то, что она сотрудничала в основном с крупными торговыми предприятиями. «Там почти в 100% случаев клининг отдан на аутсорсинг, — объясняет он. — Мы с самого начала работали с банками, потому что тогда не было в России крупнейших сетей, и сейчас только у Сбербанка обслуживаем 800 отделений. Но такого объема работ, как у „Роновы Клининг“ и „Чистого света“, у нас, разумеется, нет». И действительно, по словам Маргариты Авдеевой, на тендерах многие торговые компании выставляют обязательным условием опыт работы клинингового оператора в их сфере. Ритейл выгоден, потому что обеспечивает большой объем работ, но одновременно он и наименее рентабельная отрасль для клининговых компаний. «Невысокие зарплаты уборщиков приходится повышать каждый год, иначе они у нас не задержатся. Но ритейлеры до последнего отстаивают низкие расценки, а если не получается, зачастую меняют клининговую компанию», — отмечает гендиректор «Роновы Клининг». Однако без клиентов «Ронова Клининг» не останется: активное развитие бизнеса делает услуги таких фирм незаменимыми. Директор по персоналу сети супермаркетов премиум-класса «Азбука Вкуса» Елена Цуканова сообщила «РБК», что сеть прибегла к услугам клининговой компании только после того, как начала быстро расти. «И это вопрос не экономической выгоды — главное, чтобы в помещениях поддерживался порядок, — говорит она. — Свои уборщики у нас остались в давно работающих магазинах, где штат уже укомплектован». А вот Елена Афиногенова утверждает, что крупный торговый центр или розничная сеть выигрывают в случае передачи клининга на аутсорсинг. «Я могу, только зайдя в помещение, сразу определить, профессионалы ли убирают объект», — заверяет она.

Больной вопрос

Вроде бы безоблачные перспективы омрачает лишь один вопрос — кадровый. По мнению Маргариты Авдеевой, еще быстрее расти «Ронове Клининг» не дает отсутствие грамотных менеджеров: бывает, руководителя направления приходится искать год, а то и два. «При нашем двукратном росте объемов требуется большое количество хороших менеджеров. А они, к сожалению, на дороге не валяются и в очереди не выстраиваются», — вторит ей Эдуард Апсит. При налаженном процессе обучения подобные утверждения кажутся странными. Возможно, проблема здесь — в нежелании отдать любимое детище в управление людям со стороны. «У нас сейчас нет трудностей с набором менеджеров. Может быть, за счет того, что мы расширяем программу франчайзинга. Это избавляет нас от необходимости поиска персонала, например, в регионах, — комментирует кадровую политику своей компании Юрий Рябичев. — Франчайзинг позволяет занимать более устойчивые позиции в регионах, ведь руководят компаниями-франчайзи их владельцы, тогда как наемный менеджер всегда менее активен». Получается, что семейный подход некоторых компаний, который помог в свое время выжить на зарождающемся рынке, сегодня тормозит развитие бизнеса. Персонал низшего звена также доставляет «Ронове Клининг» много головной боли. В основном на эти позиции претендуют граждане СНГ — самая дешевая рабочая сила. Оформление же большего количества иностранцев не такое простое дело. В «Примексе», к примеру, фактически не привлекают для работы приезжих, что и не позволяет ему бороться за обслуживание торговых центров. «Аутсорсинг в клининге для нас оправдан хотя бы с одной точки зрения: оформление большого числа трудовых мигрантов — занятие слишком обременительное, а российские граждане на этих позициях обходятся гораздо дороже», — пояснили «РБК» в одной крупной розничной компании.

В долях

По словам гендиректора «Роновы Клининг» Маргариты Авдеевой, ее компания и «Чистый свет» делят между собой порядка 70% рынка страны. Правда, у других игроков мнение иное. «Наши компании контролируют по 15-20% московского рынка каждая. Я бы не стал так горячиться: 60-70% рынка на двоих — это просто невозможно», — считает председатель совета директоров Facilicom Эдуард Апсит. Гендиректор «Примекса» Юрий Рябичев оценивает рынок контрактной уборки в 700-800 млн долларов, из которых на Москву приходится 350-400 млн. По его данным, в столице «Ронова Клининг» и «Чистый свет» вместе занимают около 15-20% рынка, то есть их оборот вряд ли превышает 50 млн долларов. «Хотя в сфере крупных торговых центров в Москве у них действительно примерно 80% рынка», — отмечает г-н Рябичев. Как бы то ни было, кусок пирога, что отхватила себе «Ронова Клининг», вполне существенен. Маргарита Авдеева назвать точные цифры оборота отказалась, добавила лишь, что ее компания стоит сегодня порядка 30 млн долларов. При этом бизнес крупнейших игроков рынка растет чуть ли не на 100% в год, невзирая на отсутствие бюджетов у потенциальных клиентов — госпредприятий — и серьезный кадровый голод.

Дешево и доходно

Гендиректор «Роновы Клининг» Маргарита Авдеева утверждает, что доходностью своей компании вполне довольна. Правда, рентабельность бизнеса профессионалов чистоты разнится в зависимости от специализации заказчика. Ритейлеры — самые прижимистые, однако привлекательны большими объемами заказов. «Если клиент сетевой, у него 50-100 объектов, то мы можем довольствоваться рентабельностью 5-7%, если у него одна точка — то до 20%», — поясняет г-жа Авдеева. Однократные сложные заказы обеспечивают до 100% рентабельности. Общая же рентабельность бизнеса «Роновы Клининг» составляет 10-15%. «Реалии рынка таковы, что чистая рентабельность уже подходит к 3-5%», — менее оптимистичен председатель совета директоров Facilicom Эдуард Апсит. Гендиректор «Примекса» Юрий Рябичев считает, что доходность в России по сравнению с Западом неплоха: в среднем она составляет около 15-20%, тогда как на Западе редко превышает 10%. Это притом, что расценки на уборку у нас, как отмечает генеральный управляющий компании «Бекар» Елена Афиногенова, вдвое ниже, чем за границей.

Взгляд за рубеж

Игроки интернациональные...

Группа компаний ISS, один из крупнейших игроков на клининговом рынке, пришла в Россию в начале 2005 года. И по его итогам показала не слишком позитивные результаты: выручка от операций в нашей стране составила 4,1 млн долларов при отрицательной рентабельности. В мире дела у ISS идут лучше: ее выручка за этот же период — примерно 8 млрд долларов. В компаниях группы работает 310 тыс. человек. Конечно, до этого отечественным игрокам далеко, однако нужно отметить, что структуры группы специализируются не только на клининге, но и на техобслуживании зданий, кейтеринге и др. Но доходность бизнеса ISS не превышает доходности в России: операционная рентабельность — меньше 6%.

...и локальные

Помимо ISS в 2005 году на московский рынок вышла финская компания Lassila & Tikanoja (торговая марка L&T). В отличие от своего интернационального собрата она осваивает новые рынки осторожно и ведет свой бизнес в основном в сопредельных странах — Швеции, Латвии и России. Ее выручка, безусловно, несопоставима с доходами ISS: в 2005-м она заработала 483 млн долларов, из них за рубежом — всего 24 млн долларов. А вот рентабельность финской компании почти в 2 раза выше. Причина кроется в том, что L&T кроме предоставления клининговых услуг серьезно занимается переработкой мусора. У нас она создала перерабатывающее предприятие в рамках российско-финского СП Ecosystem в подмосковной Дубне.

Елена Желобанова, Евгений Моисеев,
журнал РБК


Форма предварительной заявки на услугу уборки
Отправить заявку

  • Заказать звонок
  • Ваше имя *
  • Телефон *